НЕЙРОСОЦ - Концепция будущего!
Печать

Исповедь АнтиКоммуниста, голосующего за КПУ.


Не первая исповедь бывшего антисоветчика на этом сайте, который признает, что в СССР было что-то, чего в сегодняшней жизни очень не хватает. СССР был действительно страной социальной справедливости.


Мои предки сражались в Белой Гвардии. Были уничтожены в 1922, 1937, 1938, 1951, так что Советскую власть я признал только в 1996, когда Новая Конституция бывших секретаря ЦК КПСС Кучмы и Первого секретаря Золотоношского райкома КПСС Мороза показала, что то была Власть, а это – мафия!

Я хорошо учился в школе, шёл на медаль, но на выпускном экзамене написал сочинение "Тарасово Солнышко" о дочери Тараса Шевченко и Анны Закревской Софии (мои предки входили в круг ближайших друзей бастарда Великого Князя Константина Павловича Романова - гениального Тараса Шевченко). За сочинение мне влепили кол, закрывший дорогу в университет. Однако, благодаря рецептурам 1000 «горилок», доставшимся по наследству от побратима Шевченко Забилы, набрав проходной балл, поступил в пищевой институт. Распределился техноруком (гл. инженером) пищекомбината. Там, как главный инженер, я получал зарплату 100 руб., а мои токари и слесари по 200-300! Нынешний директор получает 10-100 тыс., а рабочий 1 тыс. гривен!

За моей бабушкой в детстве бегал Павло Тычина. Когда я уже учился в КТИПП, бабушка пожаловалась ему на несправедливость, привезла переписку с Мариэттой Шагинян. Каким трусом не был Тычина, но позвонил в ГорОНО и там пересмотрели результаты. Оценили не по содержанию, а по ошибкам!!! Поставили 4, и я получил медаль с новым аттестатом. Поступил на журналистику в университет. В 1964 работал техноруком и одновременно проходил стажировку в районной газете "Ленинским щляхом". 23 февраля 1965 газета поместила материал к Годовщине Советской Армии и ВМФ, а внизу на первой странице была фотография ТАСС оборванного одноногого солдата на костылях. На последней странице был мой стих «Командармы 20-х» со строчками:

«Вы шпалы ложили в Сибири.

И шпалы ложили на Вас.

Но даже и мёртвые были

Вы за советскую власть.

А тем, кто донёс на вас подло.

Из зависти или злобы.

Им разве было до Родины и до её судьбы.

Они-то дожили до старости.

На лести, доносах и лжи.

Наград и чинов досталось им.

И в этом была их жизнь...»

 

В эту газету завернули сало и посылка ушла в Канаду. Там жир убрали и перепечатали в эмигрантской прессе, а под моим стихом поместили биографии членов политбюро. Стих читали по Свободе с комментариями. Через неделю к нам приехали с областного КГБ. Газету полностью разогнали - редактора сделали зав. сельским клубом в глубинке, а меня выперли с последнего курса университета, дали в зубы билет до родного Чернигова.

Дальше я работал в спиртоводочном объединении, лаборатории Госстандарта, где разработал методику проверки соблюдения стандартов по горизонтальному признаку (проверяешь все предприятия района, результаты докладываешь на объединённом бюро райкома, райисполкома и Народного контроля, сидишь в районе, пока предприятия не добьются соблюдения стандартов).

Я, беспартийный, мог открывать ногой кабинет секретаря по промышленности обкома. Однажды наехал на 25 тысячника, председателя Турьянского колхоза-миллионера, посадившего товарооборот района своей пятидесятиградусной «сливовицей» в трёхлитровых банках по цене 2 руб. 50 коп. (пол-литровая бутылка водки стоила тогда 2.48). По моему докладу его райком исключил из партии, а райисполком уволил из председателей. Колхоз восстал! Перекрыли дороги, послали посланцев в Киев.

Реакция Киева последовала незамедлительно, райком и райисполком разогнали, я ушёл "по собственному желанию начальника" и, проработав год в облпотребсоюзе, поступил в аспирантуру коммерческой академии.

Вначале разработал эрзац-масло (теперь это Финнея), но так как его можно было делать на маслозаводах, а это относится к маргаринам и находится в ведомстве мясомолторга, то чтобы защититься пришлось поменять тему и заняться ветчиноконсервами. Их у нас делали только для космонавтов, спецчастей, дипломатов и Политбюро. Разработал технологию, дающую возможность выпускать их не то что на мощных мясокомбинатах, но даже на пищекомбинатах с мясоконсервными цехами. Испытания мне дали возможность провести на экспериментальном заводе ВНИИМП (Москва, консервы для космонавтов) и Раменском мясоперерабатывающем предприятии Кремлевского райпотребсоюза. Мои консервы оказались лучше, чем польские, югославские и немецкие. Но Министр Антонов (первый после Брежнева) лоббировал закупку линий Круппа (Черкасы, Береза, Краснодар) и отказался подписать мне НТД, без чего консервы нельзя было запустить в производство.

Сгоряча, на международном конгрессе работников НИИ мясомолочной промышленности, я передал документацию полякам и югославам. Через несколько месяцев меня привезли на Кузнецкий Мост к Цвигуну (он курировал наше предприятие) и он пообещал сослать меня сменным технологом на Семипалатьинский мясокомбинат. Брат был референтом у Александрова (помощник Брежнева), записал меня на приём к Константину Устиновичу Черненко (куратор нашего предприятия от ЦК) и вместо Семипалатинска меня сослали м.н.с. НИЛ продтоваров во Львов. Без надежды на защиту, на повышение, на получение жилья. Но и без права начальства уволить.

Умер Брежнев. Убили Цвигуна, а я всё был м.н.с…. Только в 1988 разрешили защиту, дали возможность внедрять свои ветчины по всему Союзу. К этому времени я уже разработал комплексную безотходную технологию сельхозпереработки и, внедряя её и ветчины, объездил-облетал весь Союз.

И тут, за бутылкой в Беловежской пуще на троих пропили ту Великую Державу...

Пару лет после этого я ещё внедрял свои разработки в колхозах Украины, а когда их конституционно уничтожили, попробовал связаться с фермерами и приватными агрофирмами. Но это был дохлый номер, фермеры не имели денег на безотходку, а приватники только выбивали у государства деньги на внедрение, а внедрять и не собирались.

Четыре года вообще сидел без работы, перебиваясь публикациями в США и Израиле, да в украинских 2000 и сельских ведомостях. В 2001 подал документы на научную пенсию. Мурыжили до августа 2004, требуя справку на справку и фальсифицируя данные. В 2004-м, при социальной пенсии 160 грн., насчитали мне 94 грн. 24 коп! Все украинские суды в иске к ПФ отказали, но после принятия Европейским Судом моей жалобы, пенсия мгновенно увеличилась ровно в 10 раз. Правда, с тех пор она больше не увеличивается, как у всех других.

Побывал в местах, где ставил когда-то свои безотходные комплексы. На месте колхозных нив - забурьяненные поля. От комплексов даже стен не осталось! Крестьяне уже не умеют ничего, кроме гнать и пить самогон. В вузы если и приглашают, то читать предметы, о которых сам не имею понятия. А потом спрашиваем, почему у нас такие безграмотные специалисты. Да из-за безграмотного преподавания.

Меня, антикоммуниста, довели до того, что на последних выборах голосовал за КПУ!!!

А как иначе плюнуть в морду этой монетократической трайболистской власти!

Из-за этого в 1999 голосовал за болтуна Симоненко, которого терпеть не могу. Сейчас голосовал за бывшего первого секретаря Днепропетровского обкома комсомола Тигипко. Лучше бы голосовал за Гриценко. Хоть не стыдно бы было. Советская власть после Сталина не была народной. Только при нём чиновники головой отвечали за своё дело. А эта власть - вообще антинародна! Вот только как от неё избавиться, если она сама себя выбирает, а не мы. И не нужно болтать о свободе выбора. Нет её у нас!

 


Владимир Сиротенко
12.08.2010 14:54:13


Оригинал статьи можно найти по адресу: http://trenc.com.ua/Neyrosoc/Article.asp?code=20100812075424023936
При перепечатке ссылка на оригинал статьи обязательна.


Официальный сайт ЧП ТРЭНК
Copyright (c) ЧП ТРЭНК, 2007